( ! ) Warning: session_start(): open(/var/www/historyfoto__user/data/tmp/sess_ca7c39b2036a3834508a8495047e70ab, O_RDWR) failed: No space left on device (28) in /var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-content/themes/boombox/includes/rate-and-vote-restrictions/vote/class-boombox-vote-restriction.php on line 193
Call Stack
#TimeMemoryFunctionLocation
10.0001360056{main}( ).../index.php:0
20.0002360432require( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-blog-header.php' ).../index.php:17
30.0002360816require_once( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-load.php' ).../wp-blog-header.php:13
40.0003361512require_once( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-config.php' ).../wp-load.php:50
50.0003362960require_once( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-settings.php' ).../wp-config.php:99
60.822424662192do_action( ).../wp-settings.php:643
70.822424662568WP_Hook->do_action( ).../plugin.php:517
80.822424662568WP_Hook->apply_filters( ).../class-wp-hook.php:348
91.176732971752Boombox_Vote_Restriction::init_static_once( ).../class-wp-hook.php:324
101.176732971752Boombox_Vote_Restriction::init_session_id( ).../class-boombox-vote-restriction.php:125
111.176732971752session_start ( ).../class-boombox-vote-restriction.php:193

( ! ) Warning: session_start(): Failed to read session data: files (path: /var/www/historyfoto__user/data/tmp) in /var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-content/themes/boombox/includes/rate-and-vote-restrictions/vote/class-boombox-vote-restriction.php on line 193
Call Stack
#TimeMemoryFunctionLocation
10.0001360056{main}( ).../index.php:0
20.0002360432require( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-blog-header.php' ).../index.php:17
30.0002360816require_once( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-load.php' ).../wp-blog-header.php:13
40.0003361512require_once( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-config.php' ).../wp-load.php:50
50.0003362960require_once( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-settings.php' ).../wp-config.php:99
60.822424662192do_action( ).../wp-settings.php:643
70.822424662568WP_Hook->do_action( ).../plugin.php:517
80.822424662568WP_Hook->apply_filters( ).../class-wp-hook.php:348
91.176732971752Boombox_Vote_Restriction::init_static_once( ).../class-wp-hook.php:324
101.176732971752Boombox_Vote_Restriction::init_session_id( ).../class-boombox-vote-restriction.php:125
111.176732971752session_start ( ).../class-boombox-vote-restriction.php:193

( ! ) Warning: session_start(): open(/var/www/historyfoto__user/data/tmp/sess_4aabccb5c581590b6744318829306763, O_RDWR) failed: No space left on device (28) in /var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-content/plugins/zombify/includes/public/hooks.php on line 13
Call Stack
#TimeMemoryFunctionLocation
10.0001360056{main}( ).../index.php:0
20.0002360432require( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-blog-header.php' ).../index.php:17
31.248433305896wp( ).../wp-blog-header.php:16
41.248433305896WP->main( ).../functions.php:1336
51.258934389880do_action_ref_array( ).../class-wp.php:830
61.258934389880WP_Hook->do_action( ).../plugin.php:565
71.258934389880WP_Hook->apply_filters( ).../class-wp-hook.php:348
81.259034391040zombify_start_session( ).../class-wp-hook.php:324
91.259034391040session_start ( ).../hooks.php:13

( ! ) Warning: session_start(): Failed to read session data: files (path: /var/www/historyfoto__user/data/tmp) in /var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-content/plugins/zombify/includes/public/hooks.php on line 13
Call Stack
#TimeMemoryFunctionLocation
10.0001360056{main}( ).../index.php:0
20.0002360432require( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-blog-header.php' ).../index.php:17
31.248433305896wp( ).../wp-blog-header.php:16
41.248433305896WP->main( ).../functions.php:1336
51.258934389880do_action_ref_array( ).../class-wp.php:830
61.258934389880WP_Hook->do_action( ).../plugin.php:565
71.258934389880WP_Hook->apply_filters( ).../class-wp-hook.php:348
81.259034391040zombify_start_session( ).../class-wp-hook.php:324
91.259034391040session_start ( ).../hooks.php:13
Немного истории в фотографиях 226 - HistoryFoto.ru

Немного истории в фотографиях 226

6 мин


Большая толпа, в основном негров, оплакивающая смерть президента Авраама Линкольна, стоит перед зданием суда округа Уоррен в Виксбурге, штат Миссисипи, апрель 1865 года.

Add

 

·

·

·

Девушки собирают вылупившихся из коконов бабочек шелкопряда. Япония, эпоха Мэйдзи, 1890 год
Add

 

·

·

·

В начале 20 века в Канаде часто весьма своеобразно обучали плаванию. Тренеру не обязательно нужно было находиться в воде. Судя по фото 1908 года, можно сказать, что достаточно было длинного шеста, направляющего обучающегося. С его помощью тренер, стоя на борту бассейна, придерживал ученика.
Add

 

·

·

·

Футуризм (futurum «будущее») — течение авангардного искусства 1910-х — начала 1920-х годов, прежде всего в поэзии и живописи зародилось в Италии. Футуристы «с презрением отвергали прошлое, традиционную культуру во всех её проявлениях и воспевали будущее — наступающую эпоху индустриализма, техники, высоких скоростей и темпов жизни». В России футуризм, в отличие от Италии, не был единым направлением. Внутри него сложилось два основных противоборствующих течения: эгофутуризм и кубофутуризм.
В декабре 1913 года эгофутуристы решили отправиться в турне по городам России. В поездке должны были принимать участие: Вадим Баян, Игорь Северянин и Иван Игнатьев. Но выступление последнего не состоялось, так как незадолго до начала гастролей Игнатьев совершил самоубийство.
В это же время произошло знакомство Игоря Северянина и юного кубофутуриста Владимира Маяковского. Северянин уже имел за плечами опыт выступлений на многочисленных концертах, а 20-летний Маяковский только начинал набирать популярность. Молодой поэт так сильно покорил Северянина талантом и харизмой, что тот решил включить кубофутуриста в гастрольную труппу. Маяковский согласился и уже впоследствии привёл в турне товарищей по литературно-художественному объединению «Гилея»: сначала Давида Бурлюка, а затем Василия Каменского. Ведь несмотря на идеологические противоречия двух течений и взаимные выпады футуристов в сторону друг друга, глобальная цель у поэтов всё же была одна — революция в искусстве и быте.
Футуристические выступления назывались то «поэзоконцертами», то «стихобойней», а тур по маршруту «Симферополь — Севастополь — Керчь» носил помпезное имя «Первой олимпиады российского футуризма». Во время выступлений поэты декламировали свои стихи, читали доклады и манифесты. Эти концерты почти никогда не обходились без скандалов с участием зрителей. Заезжие гастролёры с призывами: «бросить с парохода Современности» старый мир и создать новый, революционный, часто вызывали у публики недоумение и гнев. Но меж тем концерты пользовались бешеной популярностью. «Шарлатанство» и «жёлтый дом» — так именовали футуризм в Симферополе, первом городе, куда должны были прибыть поэты. Местные противники нового искусства позаботились об идеологической агитации простого населения: в преддверии поэзоконцертов была проведена целая кампания по развенчанию футуристов, устраивались обличительные диспуты и доклады. В общем, благодаря усилиям власти, прессы и отдельных деятелей искусства, публика готовилась к посещению футуристического концерта как к визиту в психбольницу. Афиша выступления футуристов в Казани 20 февраля 1914 года.
Add

На самих выступлениях зрители вели себя более чем развязно: позволяли себе с места перебивать выступающих, пытаться их перекричать. Особенно бурное негодование вызывали высказывания, апеллирующие к тезису из манифеста «Пощёчина общественному вкусу»: «Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и прочих с парохода Современности». Публика не понимала аллегоричности, метафоричности этого высказывания и стремилась освистать нахальных поэтов.
В некоторых городах футуристам всё-таки удавалось завоевать расположение публики харизмой и обаянием. Например, в отчёте о выступлении в газете «Тифлисский листок» указано, что аудитория и добродушно смеялась, и обильно аплодировала поэтам. А «Саратовский вестник» в своём отчёте хвалит Маяковского за «красиво построенную, ясную и содержательную» речь.
Но чаще городская власть относилась к революционным поэтам с опаской, несмотря на то, что своих взглядов они на поэзоконцертах прямо не высказывали. Еще одним фактором, способствовавшим беспокойству губернаторов, был ажиотаж среди передовой молодёжи. Юные неискушённые зрители провинции осаждали гостиницы, где останавливались футуристы, караулили их, приносили книги на подпись. Вообще, футуристы в своём турне не могли жаловаться на недостаток внимания: где бы они ни появлялись, везде их окружали сначала заинтересованные молодые люди, потом по инерции — зеваки, тем самым собирая толпу и привлекая внимание полиции. Например, в городе Николаеве молодые люди потребовали от поэтов выйти с ними на прогулку. Вышедших к своим почитателям футуристов тут же окружило плотное кольцо людей. Они пошли гулять в этом странном оцеплении юношей и девушек, декламировавших поэтам их же стихи. Позади шествовал наряд полиции: дабы пресечь разгул возбужденной молодежи. Слева направо: историк литературы Борис Городецкий и поэты Василий Каменский, Владимир Маяковский и Давид Бурлюк на улице в Тифлисе. 1914 год.
Add

Личным оберегом от цензуры для гастролирующих был тридцатилетний кубофутурист Василий Каменский — профессиональный лётчик. На афишах он печатался как «пилот-авиатор императорского всероссийского аэроклуба». Эту уловку футуристы придумали, чтобы расположить к себе губернаторов, к которым Каменскому приходилось ходить за разрешением на проведение концертов: «Показывал «его превосходительству» диплом авиатора, где было сказано, чтобы власти оказывали мне всяческое содействие. Потом показывал афишу с выделенным заглавием «Аэропланы и поэзия».
Губернатор недоумевал: — Но причём-же тут футуризм? Что это такое? Зачем?
Я объяснял, что футуризм главным образом воспевает достижения авиации.
Губернатор спрашивал: — А Бурлюк и Маяковский тоже авиаторы?
Отвечал: — Почти…»
Диплом авиатора не раз выручал Каменского во время выступлений. Так, на поэзоконцерте в Одессе из первого ряда партера встал генерал и произнёс пламенную речь в защиту чести истинных лётчиков: «Весь мир преклоняется перед героями воздуха. А тут какой-то футурист Каменский декламирует возмутительные стихи об авиаторах. Да если бы этого футуриста, хоть раз посадить на аэроплан, он не смел бы писать подобные неприличные стихи и связывать авиацию с футуризмом. Это непозволительно!»
Василий Каменский триумфально вышел из этой ситуации: поэт пригласил генерала на сцену и продемонстрировал ему свой диплом с фотографическим портретом, сорвав большую овацию в зале. Поэт-авиатор Василий Каменский. 1914 год.
Add

Владимиру Маяковскому, обладателю раскатистого задушевного баса, вселяющего доверие даже самым неприступным и предвзятым, тоже приходилось выручать футуристический альянс в конфликтах с властями. В Симферополе полицмейстер отказался подписывать афиши и потребовал предоставить все речи в письменном виде. Сделать это было невозможно. И даже не из-за принципиальности поэтов, а попросту из-за того, что половины материала для выступления на тот момент ещё не было. Тогда футуристы пошли в полицейское управление во главе с Маяковским. Поэт со всем своим врождённым красноречием и даром оратора обрушился на полицмейстера с горячими уверениями в благопристойности футуризма и огромной культурной значимости нового искусства. Недоверие полицмейстера испарилось, он поддался обаянию и охотно подписал афишу. Иногда во власти находились истинные поклонники нового творчества. Например, в Самаре глава городской управы положительно оценил роль футуризма в культурном контексте ХХ века.
Кубофутуристы Маяковский, Каменский, Бурлюк — любили самовыражаться через красочные и вызывающие наряды, а также рисунки на лице. Считая, что путём раскрашивания лиц привносят в жизнь живопись. Однако в самом начале своего турне они пообещали Северянину, принадлежащему к течению эгофутуристов, «лица не раскрашивать», дабы не смущать своим внешним видом чувствительную натуру поэта. После разрыва «эго» и «кубо» группировок выступающие вновь вернулись к традиции разрисованных лиц. Слева направо: Андрей Шемшурин, Давид Бурлюк и Владимир Маяковский. 1914 год.
Add

Когда гастролёры взяли свои первые авансы и у них наконец завелись деньги, то обескураживающие наряды стали не только вызывающими, но ещё и дорогими. Всем известна знаменитая жёлтая кофта Владимира Маяковского, в которую он любил наряжаться на публичные выступления. Давид Бурлюк тоже был не чужд красочным нарядам: по приезде его в Симферополь футуристы тут же отправились к портному, чтобы заказать для новоприбывшего друга жилетку из «цветистого бархата». Газетные рецензии, выходившие в городах, где выступали футуристы, не забывали высмеять внешний вид поэтов, которые выходили к публике исключительно дерзко. Например, Маяковский брал с собой на сцену хлыст, которым уверенно и весело стегал чувства любителей чистого искусства. Одна из самых жёстких характеристик внешности футуристов принадлежит изданию «Киевская мысль»: «У футуристов лица самых обыкновенных вырожденцев… И костюмы футуристов, — все эти красные пиджаки, — украдены у фокусников… И клейма на лицах заимствованы у типов уголовных». Владимир Маяковский в бархатном жилете и Давид Бурлюк. 1914 год.
Add

Ни в чём себя не ограничивать и никому не позволять себя ограничивать — так можно описать позицию футуристов в отношении личных трат во время турне. Финансистом поэзоконцертов был Вадим Баян — 34-летний богатый купец, эгофутурист. Он и спонсировал серию выступлений, и он же нашёл в своём кругу обеспеченных людей, которые дали денег на проведение турне. По приезде в Симферополь вся футуристическая компания на первое время поселилась в доме Вадима Баяна. Затем футуристы переехали в гостиницу «Европейскую». В гостинице будущие певцы пролетарской революции зажили по-царски. Северянин вспоминал, как с утра потребовал в номер для завтрака самовар, булочки и масло, а Маяковский его тут же осадил: «Чего ты стесняешься? Требуй коньяк, икру и проч. Помни, что это не мы разоряем Сидорова (настоящая фамилия Баяна), а он нас: мы ему даём своими именами значительно больше, чем он нам своими купецкими деньгами».
Когда однажды Баян всё-таки осмелился робко указать поэтам на крупную сумму в счёте, Маяковский устроил скандал: «Всякий труд должен быть, милейший, оплачен, а разве не труд — тянуть за уши в литературу людей бездарных? Вы же, голубчик, скажем открыто, талантом не сияете. И кроме того — мы разрешали Вам выступать совместно с нами, а это чего-нибудь да стоит, у нас с Вами не дружба, а сделка. Вы наняли нас Вас выдвинуть, мы выполняем заказ. Предельной платы Вы нам не назначили, ограничившись расплывчатым: «Дорожные расходы, содержанье в отеле, развлеченья и прочее». Так вот и потрудитесь оплачивать счета в отеле и вечерами в шантане, какие мы найдём нужным сделать. Мы принимаем в себя только потребное нам, впрок запасов не делаем. Вообще выдвижение бездарности уже некий компромисс с совестью. Но мы Вас, заметьте, не рекламируем, не рекомендуем — мы даём Вам лишь место около себя на эстраде. И это место мы ценим чрезвычайно дорого. И поэтому одно из двух: или Вы, осознав, отбросьте Вашу мелкобуржуазную жадность, или убирайтесь ко всем чертям!»
Вадим Баян в воспоминаниях замечает, что ему действительно не хватало твёрдости характера отказать такому гению как Маяковский в безмерном расходовании бюджета: кубофутурист явно ценил своё дарование выше любой суммы. Вадим Баян. 1914 год.
Add

Редко двум творческим гениям удаётся ужиться в пределах одного объединения: рано или поздно напарник превращается в соперника по славе. Так случилось и во время турне: вожди двух футуристических группировок — Владимир Маяковский и Игорь Северянин — разругались. Ссора выросла из множества факторов. Обаяние, непринуждённость во взаимодействии с залом, сильный темперамент, талант Маяковского — всё это начало раздражать Северянина, задевало его и бесило.
Маяковскому же нравилось доводить своего товарища по футуризму, сочиняя пародии на его стихи. Как только Северянин начинал читать свои произведения, Маяковский тут же импровизировал из них какой-нибудь обидный каламбур, задевая тонкую натуру эгофутуриста.
Сам же Северянин, освещая разрыв с кубо-группировкой, стремился выставить своих товарищей по турне глупыми и зазнавшимися артистами, с которыми никакой уважающий себя человек иметь дела не будет: «Маяковский и Бурлюк обещали мне выступать всюду в обыкновенном костюме и Бурлюк — лица не раскрашивать. Однако в Керчи не выдержали. Маяковский облачился в яркую оранжевую кофту, а Бурлюк в вишнёвый фрак при зелёной бархатной жилетке. Это явилось для меня полной неожиданностью. Я с трудом выступил, и сразу же после этого вечера укатил в Питер». Игорь Северянин. 1914 год.
Add

Именно во время футуристического турне Маяковский начинает создавать своё лучшее дореволюционное произведение:
«Вы думаете, это бредит малярия?
Это было,
было в Одессе.
«Приду в четыре», — сказала Мария.
Восемь.
Девять.
Десять».
Мария Денисова — эта девушка, про которую Маяковский написал в своей поэме «Облако в штанах». Познакомились они действительно в Одессе, во время турне, где любовь застала Маяковского врасплох. Кубофутуристическое трио — Бурлюк, Каменский, Маяковский — гуляло по улицам южного города. Вдруг Каменский заметил необыкновенной красоты девушку и сказал Маяковскому: «Володечка, взгляни сюда…» Маяковский обернулся, устремил взгляд на девушку, и тут же в нём что-то всколыхнулось. Он оставил своих друзей и немедленно скрылся в толпе. Через несколько дней после знакомства Маяковский со всей своей запальчивостью решительно объявил товарищам, что он никуда дальше не поедет и вообще останется в Одессе. Товарищи-поэты негодовали: им надо ехать дальше, в Кишинёв, там афиши расклеены, билеты раскуплены, а тут гвоздь футуристической программы влюбился в девушку, которую знает пару дней, и решительно отказывается уезжать. Маяковский назначил Денисовой объяснение на последний день пребывания в Одессе. Однако, как мы помним из поэмы:
«Вошла ты,
резкая, как «нате!»,
муча перчатки замш,
сказала:
«Знаете —
я выхожу замуж».
На момент знакомства с Маяковским Мария была 19-летней начинающей художницей, а впоследствии стала талантливым скульптором. Но увы, обещана другому — дала согласие на предложение руки и сердца инженеру Василию Строеву. Она не решилась бросить своего жениха и выйти замуж за поэта-футуриста, которого знала всего пару дней — слишком многое надо было поставить на карту. Двухдневный роман не принёс Маяковскому счастья, но зато подарил поклонникам поэта замечательные стихи. Уже на следующий день в поезде хмурый Владимир Маяковский, долгое время ни с кем не разговаривавший, произнёс: «Это было. Было в Одессе».
Турне дало футуристам всё — славу, деньги, любовь, а главное — опыт. Поэты увидели жизнь разных людей, которых в скором времени захватят трагические события ХХ века. Это был последний беззаботный год для футуристов. Ведь потом с началом войны и революции им предстояло уже на деле, а не на словах строить ту жизнь, которую они проповедовали в своём творчестве. На фото Мария Денисова.
Add

Кроме всего прочего футуристы, стремясь отразить современный им мир, его скорость и уклад старались создать и новый язык. Например, эгофутуристы, такие как Велимир (Виктор) Хлебников и Алексей Крученых создавали новые слова в которых предпочитали форму содержанию. Большинство слов не прижилось, вот некоторые из творчества Хлебникова: отрицанцы, брюховеры, гнилолюбы, тухлоумцы, весничие, зерцог, облакини, лебедиво. Но были и слова, которыми мы сегодня пользуемся, — «изнемождённый». Также считается, что именно Хлебников придумал слово «лётчик». Впервые он его использовал в стихотворении «Тризна»: «Полк стоит, глаза потупив. Тень от лётчиков в пыли». Прежде людей этой профессии называли «авиаторами» или «пилотами».
Игорь Северянин ввел в обиход слово «бездарь». Из его сборника «Громокипящий кубок»:
Вокруг — талантливые трусы
И обнаглевшая бездарь…
Но больше всех в создании новых слов отметился Маяковский. Соединяя существительные или глаголы с приставками. Например, «бесптичье», «изласкать». Или превращал существительные в глаголы, добавляя к ним суффиксы и приставки. Глагол «озакатить» — «окрасить в цвет заката», «омолнить» — «ускорить», «разбандитить» — «разворовать». Применял схему «числительное + существительное». «Стодомный», «сторотый», «стоугольный». Основной корень — «дом», «рот», «угол» — в них соединялся с числительным, которое усиливало его значение.
Еще прием — сложить два корня. Так возникли прилагательные «солнцелицый», «быкомордый», «чиновноустный», «голоштанный». Большинство неологизмов, которые предложил поэт, не прожили долго и остались лишь в литературном языке. Но одно выражение Владимира Маяковского перешло в повседневную речь и даже перестало опознаваться как авторское. Впервые оно появился в 1925 году в «Сказке о Пете, толстом ребенке, и о Симе, который тонкий»:
Ясно
даже и ежу —
этот Петя
был буржуй.
Почему Маяковский выбрал именно ежика как существо, которое может понять простейшие вещи, исследователи не установили. Возможно из-за рифмы. Выражение ушло в народ и сейчас некоторыми определяется как народное выражение: «Это и ежику понятно». Молодые футуристы: Маяковский, Хлебников, Крученых. 1914 год.
Add

·

·

·

Зимние Олимпийские игры 1924 года, официально именуемые «I зимние Олимпийские игры», были проведены в Шамони, (департамент Верхняя Савойя, Франция) с 25 января по 5 февраля 1924 года. В игре за золото в финальном раунде хоккейного турнира встретились команды США и Канады. Канадцы победили со счетом 6:1. На фото атака команды США.
Add

·

·

·

Строительство лайнера "Queen Mary" на судоверфи "Клайдбанк" судостроительной компании John Brown & Company в 1932 году. Лайнер был спущен на воду самой королевой Марией 26 сентября 1934 года, а 27 мая 1936 года отправился в первый трансатлантический рейс из Саутгемптона в Нью-Йорк. В одном из первых рейсов Queen Mary установил рекорд скорости пересечения Атлантики – рейс был выполнен всего за четверо суток.
Add

·

·

·

Мальчишки вылавливают мелкие монетки из вентиляционной решетки в Нью-Йорке во время Великой депрессии, 1933 год.
Add

·

·

·

Советско-финская война, бои в районе Выборга. На снимке советский солдат укрывшийся за бронированным щитом на лыжах, ведет огонь из винтовки. Толщина бронещита — 8-мм, все равно, что толщина лобовой брони броневика. При стрельбе обычной винтовочной пулей, лыжный щиток не пробивался даже с дистанции 200 метров. 4 марта 1940 года.
Add

·

·

·

Немецкие солдаты осматривают и фотографируются на фоне советского танка Т-35, брошенного на улице Центральной села Запытов Каменка-Бугского района Львовской области, июль 1941 год.
Это машина из состава 67-го танкового полка 34-й танковой дивизии 8-го механизированного корпуса Юго-Западного фронта. Серийный № 234-42. Выписка из акта списания: «3.7.41 г. гор. Запытов. Потерпела аварию, лопнул цилиндр и сожжен главный фрикцион. Приведена в негодность. Вооружение снято». Командир машины — Яковлев.
Танк с коническими башнями и подбашенной коробкой с вертикальными стенками. Люк водителя — складной, бортовые экраны оснащены люками доступа к ходовой части раннего типа, антенна — поручневая, в кормовой нише главной башни установлен пулемет, правый люк в главной башне — прямоугольный. Судя по этим признакам, это наиболее ранний вариант Т-35 с коническими башнями, выпущенный в конце 1938 года.
Add

·

·

·

Разведчики 1031-го артиллерийского полка 100-й стрелковой дивизии 40-й армии Воронежского фронта в помещении главного пульта управления Воронежской электростанции (ВОГРЭС). август 1942 года. Фотограф Семен Фридлянд. Слева — разведчик Ханифий Мустакеевич Жамалейдинов (убит 24.03.1943), справа — начальник разведки 1-го дивизиона лейтенант И.Р. Блохин.
Иван Романович Блохин, участник финской кампании, награжден медалью «За боевые заслуги». За бои под Воронежем награжден медалью «За отвагу» (22.8.1942). В дальнейшем – командир батареи истребительного противотанкового артиллерийского полка, награжден орденами Красной Звезды (20.01.1944), Александра Невского (02.08.1944), Отечественной войны II (10.10.1943) и I (09.02.1945) степеней. «…Храбрейший воин, всем известный в трех полках бригады непоколебимой твердостью духа…» — так характеризовал своего подчиненного дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант артиллерии В.С. Петров. Командир 5-й батареи 248-го гв. иптап 11-й отд. гв. иптабр РГК гвардии капитан И.Р. Блохин смертельно ранен в бою 23.07.1944, возглавляя атаку своего подразделения. Похоронен в братской могиле села Плотыча Тернопольского района Тернопольской области Украины.
Add

·

·

·

Женщины-хлебопеки гвардейской части в полевой хлебопекарне на Курской дуге, июль 1943 года. Фотограф Семен Фридлянд.
Add

·

·

·

Наземный персонал извлекает гильзы после возвращения Boeing B-17 "Летающая крепость" на базу Общий боекомплект пулеметов Б-17Е достигал 4800 патронов. 1944 год.
Add

·

·

·

Неизвестные партизанки 1-й Пролетарской бригады НОАЮ, вооружены чешскими ручными пулеметами ZB vz. 26. Село Жарково недалеко от Белграда накануне боев за город. Сербия, Югославия. 14.10.1944 год.
Add

·

·

·

Горящий американский танк «Шерман» 3-й танковой дивизии США, подбитый немецкой артиллерией в Бергерхаузене, Керпен, Германия. Модификация танка M4A1(76) W, в отличие от «Шерманов» передававшихся СССР по ленд-лизу M4A2, имела не дизель, а бензиновый двигатель. Англичане дразнили танки этого типа кличкой «Ронсон», по названию популярной бензиновой зажигалки. 01.03.1945 года
Add

·

·

·

Надпись: «Готов на любую работу». Гамбург, Германия 1952 год. Фотограф Анри Картье-Брессон.
Add

·

·

·

Гимнастика на Рижском взморье, 1957 год. СССР. Фото Валерий Генде-Роте.
Add

·

·

·

Небольшой магазин Cintolo’s открытый в 1939 году по адресу 371 Grant Street во Фремингеме, недалеко от Бостона, за прилавком сам Лу Синтоло. США, 1957 год. Магазин работает до сих пор и по-прежнему принадлежит Синтоло.
Add

·

·

·

Полицейские и камера контроля скорости в Норвегии, 1960 год.
Add

·

·

·

Кастинг черных котов на главную роль в фильме «Истории ужаса». Голливуд, США, 1961 г. «Истории ужаса» — готический фильм ужасов режиссёра Роджера Кормана, снятый в 1962 году. Входит в серию кинокартин, снятых по произведениям Эдгара По.
Add

·

·

·

Противостояние христиан и мусульман Кипра закончилось военной операцией Турции и разделением острова. Протурецкие киприоты разместили форпост на холме Лоровунос, создав там плацдарм, который затем начали расширять, для высадки турецких войск. Эти события привели к боевым действиям, которые начались 7 августа 1964 года в районе Мансура — Коккинон. Патрульные корабли «Фаэтон» и «Арион» получили приказ обстреливать с моря укреплённые позиции киприотов-турок. Авиация ВВС Турции нанесла удар по «Фаэтону», в результате чего семь человек погибли и десятки получили ранения. На фото атака турецких ВВС по кипрскому кораблю во время боя, 8 августа 1964 года.
Add

·

·

·

Вид из окна номера на 10-м этаже гостиницы Россия, Москва, 1966 год. Фото Лев Портер
Add

·

·

·

Подвальная кухня в многоквартирном доме. Ливерпуль, Англия, 1969 год.
Add

·

·

·

Лето на площади Эрнст-Ройтер-плац. Берлин. Германия, июль 1970 год. Ernst-Reuter-Platz — площадь в Берлине, в районе Шарлоттенбург. Она так названа в честь Эрнста Рейтера, который был первым мэром Западного Берлина с 1948 по 1953 год.
Add

·

·

·

Пионерский лагерь «Горная сказка». Таджикистан, СССР, 1972 год.
Add

·

·

·

Вагон метро Нью-Йорка, около 1978 года. США.
Add

·

·

·

Хор Уэльской национальной оперы на репетиции. Кардифф, 1986 год. Фотограф Дэвид Хёрн.
Add

·

·

·

Украшение витрины. Продавщица старательно выкладывает на витрине незамысловатый орнамент из банок с рыбными консервами. СССР. 1989 год.
Add

·

·

·

В 1993 году для оформления своих календарей Lavazza выбирает мастера фотографии Хельмута Ньютона. Его стиль, безошибочный и часто провокационный, в совершенстве передает страсть, которую вызывает чашка горячего и крепкого кофе. Фотографии Ньютона, сделанные в Париже и Монте-Карло, для этого календаря оставляют яркое впечатление. Соблазнительный и чувственный вуайеризм, с которым фотограф "рассказывает" свои "истории", передает страсть, эротизм и жизненную силу. Модель Барбара Боргези в календаре Lavazza. 1993 г. Фотограф Хельмут Ньютон.
Add

·

·

·

С финансированием науки на самостийной Украине всегда было плохо, и в 1990-х годах против этого еще пытались протестовать. Как на этом фото 1996 года, где киевские ученые вышли на акцию протеста. Киев, Украина.
Add

·

·

·

Артист балета Николай Цискаридзе вспоминал: Галина Сергеевна была необыкновенным педагогом. Только надо было уметь брать то, что она столь щедро давала. Репетиции балета «Нарцисс» были увлекательными. Например, самый сложный момент, когда Нарцисс тает. «Коля, Вы себя не любите, – говорила она и добавляла – Нарцисс не был красивым. Свое отражение – это первое, что он увидел, и сразу понравился сам себе».
Она много уделяла внимания деталям – как он смотрит на свои глаза, губы, как впервые проводит рукой по телу. Потом хочет дотронуться до своего отражения, и тут начинается безумие, когда Нарцисс переходит грань самолюбования. А когда он трогает «себя» и по воде идет рябь… – как гениально она передавала эти ощущения.
Очень долго мы добивались состояния, когда Нарцисс уже почти растаял, он поднимает руку, а на пальчике повисает капля. И вот в этой капельке он отражается в последний раз. А когда он стряхивает ее, жизнь из него уходит – как органично она стряхивала с себя эти капли и вправду словно мокрыми руками. И только Нарцисс нагибается себя поцеловать – и все. На репетициях «Нарцисса» Николая Цискаридзе с великой балериной Галиной Улановой и балетмейстером Владимиром Васильевым, июнь 1996 год. Фотограф Михаил Логвинов.
Add

·

·

·

17-этажная бетонная высотка Glencairn Tower в Мазервелле, Шотландия, была превращена в 12000 тонн щебня с помощью 55 кг взрывчатки. Тысячи зрителей — многие из которых когда-то в ней жили — наблюдали за этим событием из специальной зоны отчуждения, созданной вокруг высотки. На фото этапы сноса дома: все готово к подрыву и тщательно рассчитанные взрывы в ключевых точках здания, словно складывают огромную конструкцию саму в себя.
Add

Здание, построенное в 1964 году, было когда-то самым большим из 49 многоэтажных домов Северного Ланаркшира, но сейчас пришло в негодность и выработало свой ресурс. Все работы выполнила Служба технического сноса (TDS) при поддержке компании Precision Demolition Company. Теперь на этом месте будут построены новые дома в рамках проекта «Строительство будущего» стоимостью 75 миллионов фунтов стерлингов. На фото огромное здание рушится, окутанное облаком пыли и вот оно стало грудой обломков. 20 ноября 2011 г.
Add


Нравится? Поделись со своими друзьями!

Reyders