Немного истории в фотографиях 193

4 мин


В XIX веке Китай стал объектом экспансии великих держав. В разделе колоссального китайского пирога принимала участие и Россия, проникшая в Маньчжурию и желавшая покорить столь привлекательный рынок сбыта. Во время Второй опиумной войны Российская империя заняла Уссурийский край. Приморье и Приамурье также были объявлены русскими территориями. В 1898 году был сделан новый шаг в продвижении в регионе — Россия получила Порт-Артур и Дальний. Британия, Франция, Германия и Япония не менее активно использовали слабость Империи Цин, контролируя ее политику и экономику.
Император Гуансюй начал укрепление армии, реформы образования и управления с использованием европейских технологий. Но население быстро нищало, а традиционалисты, объявив о том, что во всем виноваты европейцы, и получив поддержку, в сентябре 1898 года совершили дворцовый переворот, приведя на престол вдовствующую императрицу Цы Си. Китайские тайные общества активизировались и организованно и активно атаковали «белых дьяволов». Самое большое общество называлось «Ихэтуань» — «Дружина правды и согласия».
Некоторые европейцы понимали порыв «боксеров» и даже сочувствовали им. Корреспондент «Нового края» Дмитрий Янчевецкий, сопровождавший русскую армию, отказывался брать с собой оружие в поход, чтобы не стрелять в ихэтуаней, к которым испытывал уважение как к патриотам. Он же открыто описал затем поведение союзников в Китае: при взятии того или иного населенного пункта в ходе кампании 1900 года «грабили и бесчинствовали представители всех наций. В китайцах не уважали никаких человеческих прав. Их считали за какую-то жалкую тварь, которую можно и даже должно безнаказанно преследовать, насиловать и даже можно убивать, если она осмелится сопротивляться». Неудивительно, что десятки тысяч человек, встречая недостойное к себе отношение, взялись за оружие. А иногда действовали и просто кулаками, за что получили прозвище «боксеры». Под лозунгом «Смерть иностранцам!» ихэтуане громили христианские храмы, школы и предприятия, убивали священников и вставших на их сторону китайских христиан. Императрица Цы Си заверяла иностранцев, что принимает все необходимые меры. Она издавала указы о подавлении бунта, объявляла о том, что не поддерживает «боксеров», но в реальности ничего не делала — Цы Си ждала, что ихэтуане усилятся и помогут выдворить европейцев и японцев из страны. Тайно в это временя готовились регулярные войска и пополнялись арсеналы. На фото китайские повстанцы-ихэтуани.
Немного истории в фотографиях 193К лету 1900 года стало понятно, что мирно проблема не уладится, и дипломаты России, Франции, Германии, Великобритании, США, Австро-Венгрии и Италии призвали свои правительства к военной помощи. В Пекине был сформирован отряд в 450 человек для защиты посольского квартала, а в Тяньцзине скапливались войска альянса. Когда сводный отряд под командованием британского адмирала Сеймура предпринял попытку достичь Пекина для усиления защиты дипломатов, китайское правительство решилось открыто поддержать ихэтуаней. Регулярные войска ударили по Сеймуру 4−5 июня, и отряду из 2 тыс. человек едва удалось прорваться обратно в Тяньцзин. В течение почти полутора месяцев в Тяньцзин прибывали подкрепления — в основном русские, японцы, англичане, американцы и небольшое количество французов. Атаки превосходящих сил китайцев на город были окончательно отбиты к 1 июля (около 25 тыс. солдат и боксеров против 10 тыс. обороняющихся). Путь на Пекин был открыт.
21 июля союзники решили наступать на столицу. Декларировалась цель освобождения и защиты дипломатов. Посольский квартал европейских держав в Пекине был взят боксерами и регулярными войсками в осаду. Несколько сотен человек еще с начала июня держали оборону, а императрица Цы Си, уже предчувствуя возможный исход дела, боялась предпринять решительную атаку. Но, конечно, поход носил карательный характер — взятие Пекина принудило бы китайское правительство к преследованию ихэтуаней и другим уступкам. 22 июля союзники выступили на Пекин, имея к тому времени контингент в 18 тыс. человек (8 тыс. японцев, 5 тыс. русских, 3 тыс. индийских сипаев (от Англии), 2 тыс. американцев, 800 французов. Русскими войсками в наступлении командовал генерал Николай Петрович Линевич, прославившийся в Кавказской и русско-турецкой войнах. Русские воины в Китае рвались в бой.
Китайские силы составляли более 70 тыс. солдат, при активной поддержке десятков тысяч «боксеров». Но человеческий фактор сводил все эти преимущества на нет. В. В. Корсаков, очевидец тех событий, говорил: «…кроме того, что китаец не обучается быть солдатом, он не видит и примера военного в своем офицере. (…) Генералы и китайские офицеры первые показывали пример бегства. Даже солдаты, вооруженные прекрасными маузеровскими ружьями, и те не обучены правилам стрельбы. Солдаты, как подтверждают все европейцы-офицеры, в большинстве случаев стреляют без прицела и наугад сыпят пулями. Выйдя на крышу дома, солдат держит ружье сбоку себя и стреляет по тому самому способу, как он привык пускать стрелу из лука. Другие стреляли, держа ружье над головой, третьи прямо вверх, для шума». Имперские солдаты Цин во время боксерского восстания.
Немного истории в фотографиях 193Но между регулярными войсками и «боксерами» не было согласия — к слабой подготовке личного состава добавлялась плохая согласованность действий и личные счеты некоторых китайцев и бунтовщиков. Поэтому сопротивление было организовано плохо и быстро превратилось в отступление до самого Пекина. Первыми к городу, 31 июля, подошли русские войска, наиболее выносливые и стойко переносившие переходы в жару. За ними шли японцы. Атака на хорошо укрепленную крепость всеми силами (ок. 15 тыс. человек и 115 орудий) планировалась на 2 августа. Но, зная, что отстающие японцы намерены наступать тотчас же по прибытии, генерал Линевич решил не уступать им первенство и отдал приказ о штурме.
К полуночи русские подошли к заставам у крепостных ворот. Несколько десятков часовых были молниеносно «сняты» без единого выстрела. Генерал Н.А. Василевский приказал разбить ворота, подкатив к ним на расстояние 15 шагов два орудия. Дмитрий Янчевецкий писал: «Гром и молния орудий, резкие залпы наших стрелков, беспорядочная ответная стрельба китайцев и грозный рокот русских пулеметов, в лунном полусвете почерневшие от веков ворота и величественные стены тысячелетней столицы… Это был первый штурм Пекина русскими!».
В 2 часа ночи 1 июля русская армия проникла в город. Под сильным, но беспорядочным огнем со стен и башен русские солдаты искали подъем на стену. Когда тот был найден, генерал Василевский первым поднялся и водрузил русский флаг на стенах китайской столицы. При взятии стены генерал был ранен в правую часть груди. Через несколько часов подошли основные силы Линевича. Проснувшиеся перепуганные китайские солдаты оказывали сопротивление, но русские методично подавляли их при помощи артиллерии и очищали город. Французские войска взбираются на стену и русские подкрепления входят в выломанные ворота Пекина.
Немного истории в фотографиях 193К 9 утра японский отряд начал штурм укреплений с другой стороны, завершившийся успехом к вечеру. Часть японцев вошла в город в открытые русскими ворота и помогала овладеть столицей. К двум часам дня китайцы начали поднимать белые флаги. Посольский квартал был освобожден. Город покорился и был позже разграблен. Союзники победили малой ценой: русские потеряли убитыми 28 человек, японцы — 30. Императрица Цы Си бежала, многие верные ей чиновники травились, смертью избавляя себя от мук позора. Китай, подаривший миру знаменитый трактат «Искусство войны» Сунь-Цзы, оказался беспомощным против военного мастерства. Положение иностранцев было восстановлено и укрепилось, а ихэтуане подверглись жестоким репрессиям.
Во взятии Пекина принимали участие в основном русские части (в их составе несколько сотен французов), позже поддержанные японцами. Отставшие союзники — сипаи и американцы подошли, когда все было уже решено, и вошли в город почти без сопротивления. За два года до войны против Японии, в 1902 г. Д. Янчевецкий писал об этих событиях: «Пекин был взят кровью и потом двух верных союзников — русских и японцев, с которыми мы впервые, под огнем и ядрами, испытали братство по оружию». Казнь боксеров в присутствии китайских и европейских официальных лиц, и парад стран-победителей в Пекине.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Кадеты развлекаются на ныне забытом варианте карусели под названием «Гигантские шаги», в летнем лагере подготовки. Москва, 1901 год.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Члены тайного «Клуба толстяков» Нью-Йорка, 1904-й год. Каждый член должен был весить больше 100 килограмм и платить 1 доллар взноса с кг веса. У общества существовало секретное рукопожатие и пароль для опознания своих. В основном, занимались ребята организацией пикников, соревнований и различных развлечений.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Английские и немецкие солдаты играют в футбол во время «Рождественского перемирия» в ходе Первой мировой войны, 1914 год.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

10 июня 1916 года фотограф Артур Кларенс Пиллсбери побил рекорд времени в пути из Окленда в Йосемити на своем новом автомобиле «Студебеккер 6», преодолев расстояние по Биг-Оук-Флэт-роуд менее чем за девять часов. Три месяца спустя, чтобы доказать, что он смог пройти еще одно трудное испытание, он доехал на своем «Студебеккере» до Глейшер-Пойнт. При обследовании проезда к нависающей скале было определено, что требуется преодолеть нескольких валунов, преграждающих путь. Плотники, работавшие в отеле Desmond Glacier Point, согласились соорудить эстакаду, и машину медленно докатили по самого края скалы ледника Йосемити. Выступающий камень имеет размеры примерно 2,5 метра в ширину и 5 метров в длину на высоте около 900 метров. Водитель для еще большей имитации опасности на нависающей скале у ледника Йосемити остановился примерно в 30 см. от края скалы. На этой фотографии сделанной братом Пиллсбери, изображен Фостер Карри за рулем, а сам Артур Пиллсбери сидит верхом на капоте. К автомобилю прикреплены вымпелы с надписью: «Йосемити» и «Студебеккер 1916».
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Манфред Альбрехт фрайхерр фон Рихтгофен (Manfred Albrecht Freiherr von Richthofen) — германский лётчик-истребитель, считавшийся на Западе лучшим лётчиком Первой мировой войны с 82 (?) сбитыми самолётами противника. Известен по прозвищу «Красный Барон» (Der Rote Baron), которое получил после того, как покрасил в ярко-красный цвет фюзеляж своего самолёта Albatros D.V, затем Fokker Dr.I, и благодаря своей принадлежности к немецкому баронскому дворянскому сословию фрайхерр. 1917 год.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

УНОВИС – этот авангардное художественное объединение, созданное Казимиром Малевичем в Витебске в 1920 году. Аббревиатура УНОВИС расшифровывается как «Утвердители НОВого ИСкусства». История УНОВИСа фактически началась в Витебске в 1918 году, когда Марк Шагал решил создать в родном городе художественное училище, чтобы дети городской бедноты, приобщались к искусству.
УНОВИС провозгласило «ниспровержение старого мира искусств», а название перекликалось со значением «обновись/уновись». Участниками витебского УНОВИСа были Эль Лисицкий, Давид Якерсон, Лазарь Хидекель, Илья Чашник, Николай Суетин, Лев Юдин, Вера Ермолаева, Нина Коган, Евгения Магарил.
В основу идеологии УНОВИСа была положена идея коллективного творчества. На выставках работы художников экспонировались анонимно, с единственной подписью «УНОВИС». УНОВИС создавал не просто новое искусство – он утверждал новое мышление. Это проявлялось в том, как художники работали с формой, плоскостью, как выходили в объем и, как следствие, в архитектуру.
В 1919 – 1920 годах художникам училища было поручено оформить Витебск к революционным праздникам и митингам. Были декорированы фасады зданий, пароходы и трамваи, оформлены супрематические вывески, сшиты знамена, разработаны плакаты и разрисованы трибуны ораторов. К 1922 году УНОВИС насчитывает уже около 40 художников. Группа УНОВИС с Каземиром Малевичем в центре фото, на вокзале в Витебске, перед отъездом в Москву 5 июня 1920 года.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Американских преступников по договоренности с Австралией часто отправляли отбывать свой срок туда. На фото члены банды, контролирующие часть Нью-Йорка, они отвечали за решения вопросов профсоюзов рабочих, за поставки алкоголя и табака. Убийства и вооруженные налеты были их обыденным ремеслом. Сотрудничали с Джоном Диллинджером. Новый Южный Уэльс, Австралия, 25 января 1928 года.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

«Последние не цветные французы — главная достопримечательность Парижского зоопарка». Такую карикатуру немецкий журнал «Kladderadatsch» поместил в 1932 году, предсказывая, какой будет Франция через 100 лет.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

29 мая 1932 года, из Варшавы в Москву на Белорусский вокзал прибыл вице-король и министр иностранных дел Хиджаза эмир Фейсал, который нанёс первый в истории визит члена правящей династии КСА в Москву.  Это было завершение дипломатического тура эмира по странам Европы.
Целью визита было урегулирование ряда торговых вопросов (производимый в СССР керосин пользовался спросом в Саудовском Королевстве, где собственные запасы нефти ещё не были тогда разведаны, и необходимо было урегулировать вопросы оплаты за него). Второй целью визита было решение вопроса с получением займа в СССР для испытывающего в те времена сильные финансовые трудности Саудовского Королевства. Визиту эмира Фейсала (будущего короля КСА) предшествовала дипломатическая переписка председателя ЦИК Калинина М.И. и тогдашнего короля Неджда и Хиджаза Абдель Азиза аль-Сауда.
Эмир Фейсал провёл переговоры практически со всеми руководителями СССР, кроме самого И.В. Сталина. В ходе визита торговые вопросы, связанные с реализацией советских товаров на Аравийском полуострове, были быстро решены. Так как СССР тогда был погружен в проблемы индустриализации и коллективизации и не имел экономических или политических интересов на Аравийском полуострове. Кстати, именно СССР был первой из мировых держав, признавшей на международном дипломатическом уровне объединённое Королевство Неджда и Хиджаза (будущая Саудовская Аравия) и установило с ним официальные дипломатические отношения. Эмир Фейсал и чиновники на Московском вокзале Ленинграда. 1932 год.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Девушка в мини-бикини на пляже в Санта-Монике, Калифорния, 1940 год. Фото Peter Stackpole.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Немецкий солдат курит вместе с ребенком на ж./д. станции. УССР, 1941 год.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Советские разведчики докладывают командиру о выполненном задании. В центре, с компасом и картой в руках, стоит разведчик Саморалов. Май 1942 года.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Немецкие солдаты разведывательного отряда, замаскированные тростником, из дивизии «Тотенкопф» Ваффен-СС. Зима 1942 год.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Евгения Сергеевна Кострикова — советский офицер, гвардии капитан. Евгения была внебрачной дочерью советского политического и государственного деятеля Сергея Мироновича Кирова (настоящая фамилия Костриков). Её мама рано умерла, а после убийства Кирова, Евгения осталась совсем одна. Окончила среднюю школу-интернат при одном из детских домов. В 1938 году поступила в Московское высшее техническое училище имени Баумана.
В годы Великой Отечественной войны — военфельдшер 79-го отдельного (54-го гвардейского) танкового полка (11-й гвардейской механизированной бригады, 5-го гвардейского механизированного корпуса), затем командир танка, танкового взвода, танковой роты.
Обороняла Сталинград, воевала на Курской дуге, войну закончила в Праге. Награждена: орден Красного Знамени (11 августа 1943), орден Отечественной войны I степени (5 мая 1945), орден Отечественной войны II степени (5 июля 1943), два ордена Красной Звезды (2 октября 1942, 14 октября 1943), медали: «За отвагу» (2 января 1942) и «За оборону Сталинграда». На фото гвардии старший лейтенант Кострикова 1943 год.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Этот мертвый солдат был одним из последних немецких защитников в городе Шербур. Капитан Эрл Топли (на снимке), сообщил, что тот убил трех его бойцов, пока его не подорвали гранатой. Франция, 27.06.1944 год.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Советские бойцы ведут огонь из 45-мм противотанкового орудия образца 1942 года (М-42) на улице Берлина, апрель-май 1945 года.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Сдавшийся в плен казак 15-го кавалерийского корпуса вермахта бросает свой карабин Маузер калибра 7,92 мм (Karabiner 98 kurz). На заднем плане фото — британский солдат и автомобили союзников. 1945 г.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

1 мая 1947 года Эвелин МакХейл поднялась на 86 этаж смотровой площадки Эмпайр Стейт Билдинг и спрыгнула вниз. Она приземлилась на крышу лимузина ООН с красиво перекрещенными ногами. Студент-фотограф Роберт Уайлс как раз проходил мимо и сделал это изображение всего через несколько минут после смерти МакХейл. Фото под названием «Самое красивое самоубийство» было напечатано 11 дней спустя в LIFE MAGAZINE и мгновенно стало известным.
МакХейл было всего 23 года, и она была самым младшим ребенком в семье. Во время войны она вступила в женский армейский корпус, а затем переехала в Нью-Йорк со своим братом и сводной сестрой, где стала работать бухгалтером. 30 апреля девушка села на поезд в Истон, чтобы отпраздновать там двадцать четвёртое день рождение своего жениха. Когда она ушла, то казалась ему «счастливой и вполне обычной, какой только может быть любая девушка, собирающаяся выйти замуж». Тем не менее, когда она приехала в Нью-Йорк, Эвелин в тот же вечер написала предсмертную записку, в которой говорилось: «Мой жених попросил меня выйти за него замуж в июне. Я не думаю, что стану хорошей женой для кого бы то ни было. Ему будет гораздо лучше без меня». На фото Эвелин МакХейл, площадка с которой она спрыгнула и результат ее падения.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Кристиан Диор за работой над платьем в своем салоне, 1951 г. Кристиан Диор — французский модельер, основатель модного дома Christian Dior.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

“Gamba de Legn” – “Деревянный ход”, прозвище поезда из трамвайных вагонов на паровой тяге, ходившего с конца XIX вплоть до середины XX века, из Милана в близлежащие города. На фото поезд едет по улице Corso Vercelli в Милане, Италия, 1951 год, фото Mario De Biasi
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Советская семья у телевизора, СССР, 1954 г.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Официантки в берлинском отеле Hilton, фото FC Gundlach, 1958 год.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Токио, авеню Z в районе Гинзы, справа знаменитое довоенное здание Wako, вдалеке полукруглое здание театра. Можно заметить, что по улице ходит много трамваев. Но, примерно, через 10 лет их уберут из города, кроме одной линии на окраине, так как они якобы мешают автомобилистам. Япония, 1961 год.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Начальник службы охраны труда и техники безопасности Клиффорд Робертс выступает в качестве модели во время курса противопожарной подготовки для сотрудников больницы McGuire, США, 1965 год.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Мужчины с пивными кружками. Фотограф Всеволод Тарасевич, 1965 год, Краснодарский край, совхоз «Газырский». СССР.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Когда в 1965 году журнал LIFE опубликовал фотоэссе шведского фотографа и учёного Леннарта Нильссона «Драма жизни до рождения», номер стал настолько популярен, что его раскупили за считанные дни. И не зря. Изображения Нильссона впервые публично показали, как выглядит развивающийся плод, и заодно заострил вечную проблему в споре сторонников и противников абортов — когда начинается жизнь.
В сопроводительном тексте к фото в журнале LIFE сообщалось, что все, кроме одного из плодов, были сфотографированы при внематочной беременности или абортированы «по ряду медицинских причин». Нильссон договорился с больницей в Стокгольме, врачи которой звонили ему всякий раз, когда можно было сфотографировать плод. Там, в специальной комнате с лампами и объективами, специально сделанными для этого проекта, Нильссон располагал зародыши так, чтобы они выглядели будто бы парящими в утробе матери.
На создание этой серии фото у Леннарта Нильссона ушло более 10 лет. Как вспоминал Джордж Хант, главный редактор Life: “10 лет назад шведский фотограф Леннарт Нильсон сказал нам, что собирается заснять в цвете этапы развития человека — от зачатия до родов. Мы не могли не выразить некоторого скептицизма на счет того, как ему это удастся, но Нильсон просто сказал: “Когда я закончу эту историю, то принесу ее вам”. И Леннарт сдержал обещание.
За годы, прошедшие после публикации фотоэссе Нильссона, изображения широко использовались без его согласия. Противники абортов, в частности, сделали из них агитплакаты для продвижения своего дела. (Нильссон никогда не высказывался публично по поводу абортов). Тем не менее, спустя десятилетия после своего первого появления, изображения Нильссона сохраняют беспрецедентно ясный и подробный взгляд на человеческую жизнь на ее самых ранних этапах. Некоторые из фотографий Нильссона отправились в космос на космических аппаратах “Вояджер-1” и “Вояджер-2”, как часть послания внеземным цивилизациям. «Зародыш, 18 недель». 1965 год.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Праздник песни и танца. Перерыв между репетициями. Фотограф Антанас Суткус. СССР, 1970-е годы.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

В производственном цехе завода Porsche, Штутгарт, ФРГ, 1971 год.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Момент передачи вьетнамской стороной американских военнопленных. В центре снимка пилот Джон Маккейн. Вьетнам, 15 марта 1973 года.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

6 июля 1975 г. в 9 часов 45 минут по дальневосточному времени в 18 км юго-западнее вулкана Плоский Толбачик (Камчатка) открылась трещина длиной около 600 м, и над ней выросла стена огня. Вскоре она разбилась на отдельные фонтаны раскаленного пирокластического материала (вулканические бомбы, шлак, пепел), вокруг которых стали быстро образовываться небольшие шлаковые конусы. Через несколько часов осталось только одно жерло — кратер конуса I извержения. Струя извержения обладала огромной тепловой мощностью: в среднем около 150 млн. кВт.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Шер позирует художнику Лерою Ниману во дворце Цезаря в Лас-Вегасе. 1981 год. Шер (Шерилин Саркисян) — американская певица, актриса, кинорежиссёр, продюсер и автор песен. Лерой Ниман (LeRoy Neiman) — американский художник-экспрессионист, известный изображением на картинах и печатных работах спортсменов, музыкантов и спортивных мероприятий.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

В ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС (ЧАЭС) также участвовали ИСУ-152К. САУ с номерами: 100,129,130 перебросили с базы хранения в Новомосковске Днепропетровской области. Это были не САУ образца Второй мировой. ИСУ-152К — модернизация середины 1950-х годов, с новым двигателем мощностью 520 л. с. и элементами тяжёлого танка Т-10 в ходовой части. Их специально готовили для участия в возможной войне с применением оружия массового поражения, поэтому они имели усиленную защиту от поражающих факторов ОМП.
Утверждают, что были идеи с помощью ИСУ проделать кумулятивным выстрелом дыру в корпусе аварийного четвёртого энергоблока, чтобы протянуть через неё шланг для подачи жидкого азота под фундаментную плиту. Для этого решили потренироваться на менее опасном объекте и сначала вели огонь по строившемуся пятому корпусу. Но в итоге пробивали отверстия не из пушки, а кумулятивным зарядом, установленным на стене. Но идея всё равно не сработала, как планировалось, и пускать трубу с азотом пришлось другим способом.
Поэтому САУ использовали как тяжёлые гусеничные тягачи. А также для сноса построек таранными ударами. После чего вместе с оставшейся техникой бросили в Припяти. ИСУ-152К на ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. 1986 год.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Cильви Гиллем с детства занималась спортивной гимнастикой со своей мамой, которая готовила её в олимпийскую сборную Франции. В 1976 году она открыла для себя мир балета, и была принята Клод Бесси директором Академии балета Парижской Оперы в класс.  В 1983 году Сильви становится лауреатом Международного конкурса артистов балета в Варне. Артистический директор балетной труппы Парижской Оперы Рудольф Нуреев отметил её интерпретацию партий Одетты и Одиллии в «Лебедином озере». Сильви становится самой молодой звездой Гранд Опера. Сильви Гиллем универсальная балерина, в репертуаре которой партии в балетах чистой классики, а также исполнение хореографии в неоклассических постановках и балете модерн.
Завоевала у журналистов репутацию «artiste capricieuse», отказываясь предоставлять «эксклюзив» на фотосъёмку и интервью журналистам и фотографам из ряда влиятельных изданий, за что они прозвали балерину «Mademoiselle Non» (Мадемуазель «Нет»). Французская прима-балерина Сильви Гиллем, 1991 г. Фото Ричард Аведон.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Рядом с метро «Василеостровская». Видимо, какой-то националистический митинг, активисты стоят с флагом Российской империи до 1896 г. Санкт-Петербург, 1992 год
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Фотограф Кларенс Уильямс (LA Times) в 1998 году получила Пулитцеровская премию за серию фотографий детей родителей-наркоманов. На фото 34-летняя Теодора Триггс после приема героина укачивает свою дочь 3-летнюю Тамику. Тамика смотрит в окно. Ее жизнь вращается вокруг употребления наркотиками ее матери. В этом году Тамика побывала как минимум в девяти местах, в том числе в притоне, в доме матери бывшего парня, в гараже и в дешевом отеле.
Кевин наблюдает, как его отец, Кэлвин Холломан, наркоман и алкоголик, допивает пиво. Его сестра 10-летняя Эшли Брайан тиха и подавлена. Она с грустью говорит о том, что сильно отстает от своих сверстников: «Сколько будет 3 умножить на 3? Я не знаю». Она и ее брат не учатся из-за того, что отец забрал их с занятий. Перед сном Эшли произносит свою обычную молитву: «Хоть раз, дай мне что-нибудь хорошее. Пожалуйста, сделай жизнь лучше». Эшли и ее брат неделями не принимают ванну и часто голодны. США. 1998 год.
Немного истории в фотографиях 193

 

 

Арзамас — город 33 церквей. Россия. 2020 год.
Немного истории в фотографиях 193


Нравится? Поделись со своими друзьями!

Reyders

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *