( ! ) Warning: session_start(): open(/var/www/historyfoto__user/data/tmp/sess_cc6a9833d15da3faed58b3b657da67ae, O_RDWR) failed: No space left on device (28) in /var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-content/themes/boombox/includes/rate-and-vote-restrictions/vote/class-boombox-vote-restriction.php on line 193
Call Stack
#TimeMemoryFunctionLocation
10.0001360056{main}( ).../index.php:0
20.0002360432require( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-blog-header.php' ).../index.php:17
30.0002360816require_once( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-load.php' ).../wp-blog-header.php:13
40.0003361512require_once( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-config.php' ).../wp-load.php:50
50.0003362960require_once( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-settings.php' ).../wp-config.php:99
60.802224662192do_action( ).../wp-settings.php:643
70.802224662568WP_Hook->do_action( ).../plugin.php:517
80.802224662568WP_Hook->apply_filters( ).../class-wp-hook.php:348
91.129232971752Boombox_Vote_Restriction::init_static_once( ).../class-wp-hook.php:324
101.129232971752Boombox_Vote_Restriction::init_session_id( ).../class-boombox-vote-restriction.php:125
111.129232971752session_start ( ).../class-boombox-vote-restriction.php:193

( ! ) Warning: session_start(): Failed to read session data: files (path: /var/www/historyfoto__user/data/tmp) in /var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-content/themes/boombox/includes/rate-and-vote-restrictions/vote/class-boombox-vote-restriction.php on line 193
Call Stack
#TimeMemoryFunctionLocation
10.0001360056{main}( ).../index.php:0
20.0002360432require( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-blog-header.php' ).../index.php:17
30.0002360816require_once( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-load.php' ).../wp-blog-header.php:13
40.0003361512require_once( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-config.php' ).../wp-load.php:50
50.0003362960require_once( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-settings.php' ).../wp-config.php:99
60.802224662192do_action( ).../wp-settings.php:643
70.802224662568WP_Hook->do_action( ).../plugin.php:517
80.802224662568WP_Hook->apply_filters( ).../class-wp-hook.php:348
91.129232971752Boombox_Vote_Restriction::init_static_once( ).../class-wp-hook.php:324
101.129232971752Boombox_Vote_Restriction::init_session_id( ).../class-boombox-vote-restriction.php:125
111.129232971752session_start ( ).../class-boombox-vote-restriction.php:193

( ! ) Warning: session_start(): open(/var/www/historyfoto__user/data/tmp/sess_544a28037562308b73626f6ed30690e2, O_RDWR) failed: No space left on device (28) in /var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-content/plugins/zombify/includes/public/hooks.php on line 13
Call Stack
#TimeMemoryFunctionLocation
10.0001360056{main}( ).../index.php:0
20.0002360432require( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-blog-header.php' ).../index.php:17
31.202633305896wp( ).../wp-blog-header.php:16
41.202633305896WP->main( ).../functions.php:1336
51.239934225136do_action_ref_array( ).../class-wp.php:830
61.239934225136WP_Hook->do_action( ).../plugin.php:565
71.239934225136WP_Hook->apply_filters( ).../class-wp-hook.php:348
81.239934226296zombify_start_session( ).../class-wp-hook.php:324
91.239934226296session_start ( ).../hooks.php:13

( ! ) Warning: session_start(): Failed to read session data: files (path: /var/www/historyfoto__user/data/tmp) in /var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-content/plugins/zombify/includes/public/hooks.php on line 13
Call Stack
#TimeMemoryFunctionLocation
10.0001360056{main}( ).../index.php:0
20.0002360432require( '/var/www/historyfoto__user/data/www/historyfoto.ru/wp-blog-header.php' ).../index.php:17
31.202633305896wp( ).../wp-blog-header.php:16
41.202633305896WP->main( ).../functions.php:1336
51.239934225136do_action_ref_array( ).../class-wp.php:830
61.239934225136WP_Hook->do_action( ).../plugin.php:565
71.239934225136WP_Hook->apply_filters( ).../class-wp-hook.php:348
81.239934226296zombify_start_session( ).../class-wp-hook.php:324
91.239934226296session_start ( ).../hooks.php:13
Немного истории в фотографиях 222 - HistoryFoto.ru

Немного истории в фотографиях 222

4 мин


Александр Иванович Герцен (1812–1870) — русский публицист-революционер, писатель, педагог, философ. Принадлежал к числу крайне левых политиков и критиков монархического устройства в России, выступая за социалистические преобразования. Издатель революционного еженедельника «Колокол» (1857–1867) и альманаха «Полярная звезда» (1855–1868). Будучи в эмиграции, открыто поддержал польское восстание 1863 года, с чем стало связано разочарование в «Колоколе» многих русских интеллектуалов. Упадку интереса к социальной критике «Колокола» также способствовала крестьянская реформа в России. Александр Иванович Герцен, 1861 год.
Add

 

 

 

Индийский аскет с железным ошейником на шее, чтобы он никогда не мог лечь. 1870-е гг.
Add

 

 

 

Обрушивание риса в специальной ступе и затем его провеивание. Япония. 1880 год. Обрушенный рис – это рис, у которого удалена лузга. В процессе обрушивания и другой обработки может быть удалена и часть отрубей. Шлифованный рис (белый рис) – это обрушенный рис, у которого в процессе помола отруби и зародыши были удалены частично или полностью.
Add

 

 

 

Собор Святой Живоначальной Троицы лейб-гвардии Измайловского полка — православный храм в Санкт-Петербурге. Фотохромная открытка Российской империи в конце 19-го – начале 20-го века.
Add

 

 

 

Два элегантно одетых джентльмена болтают на улице в Лондоне, пока проезжают повозки и лошади. 1904 год.
Add

 

 

 

«Монастырский сенокос». Фото сделано близ Леушинского монастыря. ныне затопленного Рыбинским водохранилищем. Вологодская губерния. 1909 год. Фотограф С.М. Прокудин-Горский
Add

 

 

 

 

Пленные Антанты из восьми разных стран в неизвестном немецком лагере военнопленных, 1918 год. Первая Мировая война. Слева направо: вьетнамец, тунисец, сенегалец, суданец, русский, американец, француз и англичанин. Германский пропагандистский снимок, демонстрирующий, что страны «Четверного союза» (Германия, Австро-Венгрия, Османская империя, Болгарское царство) в Первую мировую войну воевали «со всем миром».
Add

 

 

 

Хорватский писатель и анархист Мирослав Крлежа в 1925 году совершил поездку в СССР. Его путь лежал через Восточную Европу (включая Прибалтику), и у него была затем возможность объективно сравнить существование этой части континента и СССР. Возвратившись домой тем же путем, каким и приехал в Москву, Крлежа в 1925 году опубликовал свои путевые заметки в нескольких загребских журналах. В 1926 году очерки были собраны в книгу «Поездка в Россию». После голодной послевоенной Европы его в первую очередь поразило продовольственное изобилие в стране Советов, во вторую – прогресс, особенно на фоне остальных стран Восточной Европы…
Некоторые из записок хорватского писателя: «В Вологде я насчитал в одном меню шестнадцать наименований супов. В далеком краю, к востоку от Вятки, где отбывали ссылку Герцен и Салтыков, в доме одного ярого противника большевизма, который не переставая поносил существующий режим, нам было подано следующее: приперченная вяленая рыба, рыба отварная, рыба солёная, рыба в маринаде, винегрет, мочёные яблоки, икра и масло, три сорта вина и хрен со сметаной.
Эти тринадцать закусок были сервированы под сорокоградусную водку, именуемую рыковкой, а также плюс портвейн, малага, вишнёвая настойка и зубровка – это превосходный самогон с запахом травы, которую едят дикие сибирские буйволы. После чего внесли самовар и подали свинину, индюшку, салаты и соусы, пироги, варенье, фрукты, торты, кофе и какое-то горькое водянистое пиво. При этом хозяева ругали революцию, которая разрушила их блестящую довоенную жизнь.
В Москве мне случалось видеть нищих, которые держат в руке бутерброд, намазанный слоем икры толщиной в палец. Не выпуская изо рта папиросы и не переставая жевать, они тянут извечный православный, русский, он же цыганский, припев: «Подайте, люди добрые!». Вид на пересечение трёх улиц слева Тверская, снизу Моховая, сверху Охотный ряд. Москва, СССР, 1925 год.
Add

Я всегда был противником фейерверков и бенгальских огней, но если вы сегодня путешествуете по России и если у вас, как у гоголевских героев, мясной фарш стоит в горле, то вы не сможете согласиться с утверждениями европейской печати о том, что Россия умирает от голода. На станциях между Ярославлем и Якшангой я видел в огромных серебряных подносах такую массу жареных рябчиков, что казалось, будто их кто-то буквально загребал лопатой. Вагоны и улицы заплеваны тыквенными семечками, а большинство людей, с которыми вам приходится общаться, что-то жуют, пытаясь разговаривать с набитым ртом. В учреждениях заваривают чай, едят горячие пирожки с мясом; чиновники, разговаривая с клиентом и оформляя документы, вечно чем-то шуршат в своих ящиках поверх бумаг или грызут яблоки.
Центр Москвы представляет собой скопище хлеба, крымских фруктов, студня, икры, сыра, халвы, апельсинов, шоколада и рыбы. Бочонки сала, масла, икры, упитанные осётры в метр длиной, ободранная красная рыба, солёная рыба, запах юфти, масла, солонины, кож, специй, бисквитов, водки – вот центр Москвы. Итак: дымятся самовары, благоухают горячие, жирные, гоголевские пироги; мешки с мукой и бочки с маслом, здоровенные рыбины и мясной фарш, супы овощные, щи с капустой, с луком, с говядиной, с яйцом – и нищие, которые клянчат бога ради. Слепые, хромые, в меховых тулупах или красных шерстяных кофтах – днем и ночью натыкаешься на них на мостовых и тротуарах. Сухаревский рынок. Москва. 1925 год.
Add

Единственная постоянная величина в России: время – не деньги. К понятию времени здесь все относятся индифферентно. Вы звоните кому-нибудь во вторник, а его нет, хотя вы договорились встретиться во вторник.
— Приходите в пятницу, – лениво отвечают вам. Вы заходите в пятницу, а его опять нет.
— Зайдите во вторник!
— Да я уже был во вторник!
— А что мы можем сделать? Его нет. Позвоните попозже!
Вы звоните через неделю, а его нет.
— Он уехал!
— Он в отпуске!
— Он заболел. Звоните завтра!
Вы звоните завтра: опять ничего!
Потом, спустя несколько недель, вы встречаетесь с этим человеком на улице, он очень спешит на какую-то встречу, но он забывает об этой встрече и сидит с вами всю ночь до утра и ещё следующий день до вечера, в то время как тридцать человек его разыскивают точно так же, как вы гонялись за ним по вашему делу. Помещение профкома 1927 год.
Add

Итак: запах юфти, мясной фарш, время, которое не деньги, папиросы фабрики имени Розы Люксембург – за всё заплачено серебром, чуть дешевле цен международного золотого паритета. Десять золотых рублей (червонец) во время моего пребывания в России был равен примерно 4,34 доллара. Можно пообедать за 1 рубль 40 копеек. Обед из трех блюд: суп или суп-пюре, щи или говяжий суп с приличным куском мяса. Потом рыба или жаркое, салат, шоколадный крем или мороженое. Обед за 60 копеек состоит из супа с куском говядины и жаркого с гарниром. Текстиль также дорог, как в Германии. Чаевые давать не принято; впрочем, официанты – тема для отдельной главы.
В киосках и в залах ожидания на вокзале продаются книги – от сочинений энциклопедистов до безбожников-материалистов первой половины девятнадцатого века и полные собрания сочинений Маркса и Энгельса, Ленина, Бухарина и т.д. Приятный сюрприз после европейской порнографии.
На пограничных польских, литовских и латвийских станциях у вас в ушах ещё звучат сообщения белогвардейской печати об азиатских способах ведения хозяйства у московитов. Однако станции по ту сторону относительно чистые и аккуратные, с неплохими ресторанами и книжными киосками. Итак, первое и главное впечатление – то, что страна не голодает и что здесь много читают.
Второе впечатление, преследующее вас с первого дня, – это голоса недовольных. Если применить международные мерки, то происходящее в России приобретает более высокий смысл и мотивацию. Речь идет о далеко идущих замыслах, в рамках концепций предстоящих битв крупного международного масштаба. Такие люди, как царские чиновники, служанки, кельнеры, вдовы, гнилая чеховская мещанская интеллигенция, не понимают происходящего, они вздыхают и уныло брюзжат. Книжный киоск в Москве, 1927 год.
Add

Русский чиновник, носивший в царское время полковничьи погоны или генеральские эполеты, а теперь одетый в потрёпанный цивильный пиджак, смотрит на всё это с глубоким раздражением. Кожа на нём шелушится, как на мумии, у него проницательный прокурорский взгляд серых глаз, его закоренелый бюрократизм, врождённая злоба, непробиваемая тупость, прикрытая неискоренимой печатью условностей традиционного воспитания, приправлены передовицами из газеты «Новое время» и затверженными фразами о народе, Боге и царе; такой вот чиновник работает на теперешний режим, но безмолвно ненавидит всё происходящее и умирает с проклятием на устах.
Эти легендарные русские чиновники судят о партиях и событиях свысока, из их взглядов и нудных голосов так и сочится презрение. Для этих типов всё происходящее – бессмысленное нарушение порядка, бунт, хаос, насилие, преступление, они ненавидят всех и вся, осознавая свое бессилие, дрожат перед ЧК и умирают, растоптанные и поверженные.
Как объяснить кухарке, которая в Страстную пятницу вечером отчаянно рыдает при мысли, что в этот день тысяча девятьсот двадцать пять лет назад должна была ужасно страдать Матерь Божья, как объяснить такому вот созданию, что сегодня происходит в России? Её призывают в Кремль, чтобы управлять одной шестой частью света, а она не идёт. И слава Богу!
Требуется зоркость ума, масштаб личности, знания, убежденность, одарённость, опыт, вынесенный из пережитого на своей собственной шкуре, для того чтобы почувствовать темп движения, осознать его направление и взять инициативу в свои руки. Ничего этого нет у господ юнкеров и помещиков, и потому они предпочитают купание в Дунае и рыбную ловлю в Сремски Карловци, шести- или восьмичасовому рабочему дню в каком-нибудь пыльном московском учреждении или конторе.
Доказано, что можно обойтись без великих умов, отбывших в эмиграцию. По своим внешним, поверхностным формам жизнь в сегодняшней России ничем не отличается от жизни на Балканах, или в Литве, или где угодно в пространстве, лежащем на восток от линии Данциг-Триест.
Поезда идут точно по расписанию. Правда, я путешествовал в международном экспрессе, и здесь спальные вагоны были чистые и аккуратные, и кормили хорошо. Путешественника, прибывшего из урбанизированной буржуазной Европы, на первый взгляд поражает отсутствие роскоши. Огромный самовар в кафе при универмаге, Москва 1929 год.
Add

Женщины в основном одеты очень просто. На улицах преобладает скромный средний вкус, что весьма симпатично после западных столичных борделей. Все гостиницы принадлежат государству, цены в них в 2-3 раза выше, чем в Германии. Самый обычный гостиничный номер стоит минимум 6-8 рублей в день, что, принимая во внимание низкий курс доллара, очень дорого… Всё, что в Кремле построено в царствование последних двух-трёх императоров, несёт отпечаток типично мещанской безвкусицы, которая часто встречается в убранстве европейских правящих дворов XIX века. Царские палаты в стиле модерн воспринимаются в архитектурном ансамбле крепости как нечто до такой степени неуместное, словно к ним приложил свою тяжелую руку наш сиятельный граф Кршняви. Красный мрамор на порталах императорской резиденции, массивные подсвечники – точная копия царских покоев, какими их представляют публике с экрана провинциального кинематографа. В одном из залов над лепниной главного входа – огромное полотно в манере Репина шириной в десять, а высотой бог его знает во сколько метров в массивной золотой раме.
В солнечных лучах окруженный своей свитой Его Величество, Самодержец Всероссийский, царь Александр III обращается к депутации мужиков, покаянно склонивших перед ним свои головы после безуспешных, подавленных крестьянских волнений, прокатившихся по всей стране: «Ступайте по домам и не верьте слухам о переделе земли. Собственность неприкосновенна!»
Эти слова императора вырезаны на желтой табличке, помещенной под рамой картины. Русские крестьяне, которых ещё недавно иронически называли «мужиками», сегодня останавливаются перед этим полотном, разбирая по слогам мудрые царские слова и радуясь, что слухи о переделе земли все-таки осуществились. Где теперь неприкосновенность собственности?..» Мирослав Крлежа. После поездки в Россию. 1929 год.
Add

 

 

 

Англия, 1932 год. На фото обычная английская старушка. Ей 80 лет. Двое её сыновей погибли в Первую мировую войну и похоронены во Франции, далеко от родного дома. Муж тоже умер. Самой ей жить остаётся всего пару лет. Обычная, пожалуй, судьба обычной английской женщины. На фото Алиса Харгривс. Девичья фамилия Лидделл.
Add

Да-да. Эта самая Алиса Плезенс Лидделл, с которой и для которой Льюис Кэрролл написал “Алису в Стране чудес” и “Алису в Зазеркалье”. Это она разговаривала с Чеширским Котом, играла в крикет фламинго и видела Шалтая-Болтая. Это всё она… в воображении великого писателя. Алиса Харгривс, Белая Королева Зазеркалья, умерла одна в пустом доме осенью 1934 года.
Add

 

 

 

Немецкий патруль ведет пойманных переодетых советских солдат. Киев, сентябрь 1941 г.
Add

 

 

 

Колонна танков Т-34 1-й гвардейской танковой бригады. февраль 1942 год. На танках камуфляж «чешуйчатый», он же «следы шин», для имитации дорожной колеи, чтобы были менее заметны с воздуха.
Add

 

 

 

Санинструктор Надя в ночь с 9 на 10 сентября 1943 года высадилась вместе с десантом 393-го батальона морской пехоты в порту Новороссийска. К моменту Новороссийской операции она уже была награждена медалями «За отвагу» и «За оборону Севастополя». Выполняя свои прямые обязанности под огнем противника, оказывала первую помощь раненым и помогала им перебраться в здание клуба, где во время штурма расположился штаб. Здесь пехотинцы держали круговую оборону до 16 сентября. Все это время медсестра Надя оказывала им не только медицинскую помощь, но и поддерживала их, добывала воду и еду. За участие в десанте и освобождение Новороссийска Надежда Лихацкая 16 сентября сразу после того, как наступающие войска очистили город от оккупантов, была удостоена своей третьей награды — ордена «Отечественной войны 2-ой степени».
Сам факт того, что её приняли в десантный отряд Куникова, говорил сам за себя. Цезарь Львович наотрез отказывался брать в отряд бойцов без военного опыта, причём опыта ведения боевых действий именно в условиях Причерноморья. Насколько строго майор проводил набор в отряд, описал Георгий Соколов в своей книге «Малая Земля» (эта книга была издана ещё до нашумевшей брежневской книги, потому малоизвестна).
Фото было сделано, когда ещё в районе Волчьих ворот («коридор» из Цемесской долины) шли бои. Надежде только-только вручили Орден Отечественной войны II степени, и он ярко контрастирует с затёртой и выгоревшей гимнастёркой. Скромная, весёлая, улыбчивая и настоящая наша женщина… Вернувшись с войны, осталась верна своей профессии медсестры.
Add

 

 

 

Колонна пехотного подразделения РККА на марше во время распутицы. 1944 год.
Add

 

 

 

 

К началу марта 1945 года передовые части войск союзников вышли к Рейну. После прорыва Западного вала эта река оставалось последним серьёзным рубежом, на котором вермахт мог задержать своего противника на Западном фронте. Перед немецким командованием встала та же дилемма, что и перед советским летом 1941 года: с одной стороны, нельзя было допустить, чтобы мост достался противнику, с другой, требовалось обеспечивать переправу своей пехоты и техники.
Захватить целым 325-метровый железнодорожный Ремагенский мост никто в командовании союзников и не надеялся. Но когда 7 марта боевая группа подполковника Леонарда Энгеманна из 9-й бронетанковой дивизии армии США подошла к Ремагену, высланные вперёд разведчики сообщили, что мост цел! Это было настолько неправдоподобно, что союзники заподозрили ловушку — немцы могли либо взорвать мост в тот момент, когда американцы пойдут по нему, либо позволить переправиться небольшой группе, а затем отрезать её и уничтожить. Но попытаться захватить столь важный объект было необходимо.
Разумеется, немцы заминировали мост. Однако, «что-то пошло не так», подрыв не удался. В итоге взрыв разрушил лишь часть пешеходной дорожки и 9 метров пролёта одной из ферм — но спроектированный и построенный с истинно немецким качеством мост устоял. Второго шанса подрывникам не дали — под прикрытием огня танков и пулемётов с западного берега американские солдаты начали пробираться по фермам под настилом, перерезая все несработавшие провода на своём пути. Через 15 минут они достигли восточного берега, загнав оставшихся немцев в железнодорожный тоннель.
К вечеру сообщение о захвате моста через Рейн прошло по всей цепочке командования вплоть до генерала Эйзенхауэра. Хотя Ремаген не фигурировал в первоначальных планах американцев, к нему срочно начали стягивать все имеющиеся под рукой части. Одновременно с ремонтом моста недалеко начали устраивать паромную переправу. До полуночи плацдарм на восточном берегу удерживали примерно 120 солдат. Подлатав пролом от взрыва, ремонтники дали «добро» на проход техники. Первые девять «Шерманов» прошли удачно, но попытка отправить следом за ними самоходки M10 из 656-го батальона истребителей танков привела к тому, что одна из «Волверин» застряла. Столкнуть её в реку американцы не решились, и остаток ночи ушёл на то, чтобы вытащить злосчастную самоходку из пролома. Аэрофотосъёмка Ремагенского моста.
Add

Значение целого крупного моста через Рейн руководство Третьего рейха понимало ничуть не хуже союзников. Однако у немцев просто не нашлось поблизости резервов, и в первую очередь танковых частей, способных выдвинуться к плацдарму и атаковать его, поэтому они решили уничтожить его авиацией. 9 марта мост атаковали реактивные бомбардировщики «Арадо» Ar 234 из эскадрильи KG 76. Следом за ними мост атаковали штурмовики «Фокке-Вульф» Fw 190F-8, оснащённые фугасными «пятисотками» SC 500. Однако, несмотря на заявленные пилотами два прямых попадания, мост по-прежнему стоял. 10 и 11 марта по мосту работали большей частью штурмовые варианты Fw 190. Днём над Ремагеном вновь появились реактивные «Арадо» — 14 машин, несущие тяжёлые фугаски SС 1000, но прямых попаданий добиться так и не удалось. На следующий день к налётам на мост присоединились реактивные «Мессершмитты» Me 262 — в общей сложности мост и устроенные американцами паромные переправы атаковали 22 самолёта. Но если кто-то из оборонявших мост зенитчиков счёл, что ничего круче быть уже не может, то ему доказали обратное: к обстрелу моста привлекли 500-й ракетный дивизион СС, отвечавший за пуски баллистических ракет V-2.
По уверениям немецких инженеров, к этому времени они довели точность попадания до 500 метров, что в глазах фюрера делало применение ракет по цели типа «мост» вполне оправданным. Однако на практике V-2, стартовавшим за 200 км из Голландии, случалось промахиваться и на 40 км — так, одна из выпущенных по Ремагену ракет улетела в… Кельн.
Наконец, по мосту непрерывно вела огонь обычная ствольная артиллерия — в общей сложности порядка 100 орудий, однако мост стоял, и к нему направили 628-ю батарею самоходных мортир «Карл». Но артиллерийские снаряды, бомбы и ракеты V-2, хотя и не всегда достигали моста, все же причиняли повреждения ударными волнами, эффект от них постепенно накапливался. Около 15:00 17 марта, когда американские ремонтники как раз собирались приваривать плиту к одному из повреждённых участков, мост рухнул в Рейн. При этом 25 солдат были убиты или пропали без вести, 66 человек получили ранения различной степени тяжести, а трое из них позже умерли от ран.
Впрочем, к этому времени для немецкой группировки на восточном берегу это уже не имело особого значения: развёрнутые на плацдарме американские дивизии надёжно снабжались по двум наведённым переправам. Так выглядел Ремагенский мост после обрушения.
Add

В ночь на 18 марта попытку взорвать эти переправы предприняла группа боевых пловцов Отто Скорцени. Однако к этому моменту их уже прикрыли сетями и боновыми заграждениями, а с берега воду подсвечивали сверхмощные прожектора, смонтированные на танках M3. В итоге два человека-лягушки погибли от переохлаждения в ледяной воде, двоих застрелила охрана, а ещё троих захватили в плен. На фото пленный немецкий диверсант, выловленный солдатами 164-го инженерного батальона США в реке Рейн рядом с разрушенным мостом Людендорфа в Ремагене.
Add

 

 

 

Женщина из семьи саамов в Лапландии развешивает продукты, Норвегия, 1951 год. Фотограф Роберт Капа
Add

 

 

 

В салоне Ту–104 во время рейса, СССР, сентябрь 1956 года. Кстати, курение на борту пассажирских самолётов Аэрофлот начал пресекать только в 1986 году на рейсах, длившихся менее трёх часов, полный запрет (на любых рейсах) ввели только в 2002 году.
Add

 

 

 

Врач регулирует траекторию луча рентгеновской установки в 2 миллиона электрон-вольт для глубокой терапии, применяемой для лечения раковых больных в больнице Francis Delafield в Нью-Йорке. США, 1956 год.
Add

 

 

 

Париж в 1961 году был одним из наиболее автомобилизированных городов Европы и мира. Половина «среднего класса» уже села за руль, а вторая — собиралась это сделать. К счастью для автолюбителей, барон Осман за много-много лет до этого во время перепланировки Парижа, словно предвидел взрывной рост уличного траффика. Поэтому пропускной способности широких городских проспектов хватило надолго. И в отличие от Нью-Йорка и Лондона, видно, что в Париже преобладают личные авто, а не такси. Дешевых компактных автомобилей не так много, как в Италии или Испании, но все-таки они встречаются.
Add

Плотность авто с тех пор не сильно изменилась, так как пик автомобилизации к этому времени уже пройден, а с начала 2000-х наблюдается движение в обратную сторону: личные автомобили всячески вытесняют из центральных районов города. У Парижской оперы всегда была наиболее активное движение, здесь на фото даже видно пару автобусов. Но истинные масштабы автомобилизации Парижа в 1961 г. можно оценить по этому снимку площади Согласия.
Add

 

 

 

Учебно-тренировочный самолет TF–9J Cougar из эскадрильи VT–25 после не совсем удачной посадки на авианосец. США, 24 мая 1966 года.
Add

 

 

 

Валентина Гагарина с дочерями. Прощание с Юрием Гагариным на Красной площади, 30 марта 1968 года.
Add

 

 

 

Прежде чем стать первой Женщиной-кошкой в кинематографе, Джули Ньюмар уже была опытной актрисой, часто мелькавшей в семейных и комедийных сериалах. Поэтому совсем неудивительно, что в этом сериале именно она — длинноногая красотка с идеальной фигурой — составила компанию Бэтмену, сыгранного легендарным Адамом Уэстом.
Сам сериал предельно уникален в своём исполнении: карикатурные ситуации, излишне эмоциональные персонажи, яркая картинка и костюмы, будто взятые у аниматоров на прокат. Женщина-кошка, подобно общему характеру сериала, была максимально харизматична, выступая сначала в качестве злодея, а уже потом — как подруга Бэтмена. Несмотря на миловидность и эти очаровательные стрелки, характер у Кошки был дерзким и даже жёстким. Что в корне изменило взгляд аудитории на то, каким должен быть любовный интерес главного героя и как может выглядеть femme fatale. Джули Ньюмар в Женщины-кошки. 1968 год.
Add

 

 

 

20 июня 1971 года. Трасса Зандворт, Гран-при Нидерландов. Бельгийский автогонщик Жаки Икс настраивается накануне гонки. Он придет первым.
Add

 

 

 

В магазине Мурманска, 1971-1972 гг. СССР, Фото М. Редькин.
Add

 

 

 

Каскадёр Дар Робинсон побил 19 и установил 21 новый мировой рекорд. Он участвовал в съемках многих фильмах и не получил ни одного перелома за 19-летнюю карьеру. Во время съемок фильма «Тайна ценою в миллион долларов», выполняя простейший трюк на мотоцикле, каскадер не смог остановиться на точке торможения и погиб, сорвавшись со скалы. В финальных титрах «Смертельного оружия», одного из последних фильмов, в работе над которыми принимал участие Робинсон, указано: «Этот фильм посвящается памяти Дара Робинсона, одного из величайших каскадеров в истории киноиндустрии». Дар Робертсон прыгает из окна семиэтажного дома, чтобы продемонстрировать новое спасательное устройство — надувной мешок, который был создан для спасения жизни людей в случае пожара, 25 февраля 1974 года.
Add

 

 

 

«Детская болезнь «левизны» в коммунизме» (В.И. Ленин) Фото «Пионерский салют» из фотокниги-альбома «Настроение». Красноярск, СССР. 1989 год. Фотограф Александр Кустов.
Add

 

 

 

Ральф Гибсон — один из самых знаменитых и признанных фотографов США. Он начал заниматься фотографией, когда ему было 17 лет, а уже при жизни его снимки стали культовыми.  Ральф приверженец минимализма и абстракции. В его работах присутствует драматизм, мистика и эротика. А большинство фотографий сделаны в черно-белом цвете. Фото Ральфа Гибсона, MJ Silhouette, 1989 год.
Add

 

 

 

Намаз боевика. Первая чеченская война. Россия. 1996 год. Фотограф Валерий Щеколдин.
Add

 

 

 

Трое курильщиков дымят сигаретами в последний день легального курения в общественных местах. Бар The Griffin в районе Шордич (Shoreditch) Лондон, Англия, 30 июня 2007 г.
Add

 

 

 

В непростых условиях после прошедших муссонов приходится трудиться рикше в Калькутте. Индия. 2007 год.
Add

 

 

 

Сколько непередаваемых эмоций вызывает эта фотография. Чувство гордости, признательности, уважения, скорби, благодарности… Наверное, всего и не перечислить.
На фото полковник Андрей Васильевич Желудов (1922—2010) вспоминает свою прошедшую жизнь солдата. Свой первый бой он принял в Крыму, с боевыми товарищами брал Сиваш, освобождал Севастополь. День Победы встретил в Бухаресте. Награжден: орден Славы III степени, орден Красной Звезды, две медали «За боевые заслуги», получил как минимум три ранения… Это последняя фотография настоящего воина, которая была сделана сыном фотографом Юрием Желудовым.
Add

 

 

 

Человек в одежде, напоминающей костюм Черной Мамбы из кинофильма «Убить Билла», Эль Колачо перепрыгивает через младенцев на празднике Corpus Christi в городе Кастильо де Мурсия, Испания. Своим прыжком через малышей ряженый злой дух Эль Колачо как бы уносит с собой все возможные беды и несчастья. После того как заканчиваются прыжки демона через младенцев, нарядных малышей несут к собору, где архиепископ благословляет их, желая им долгой и счастливой жизни. Испанцы крепко верят в силу Эль Колачо.
Ни гонения церкви, ни погодные условия не являются препятствием для проведения праздника, собирающего тысячи участников и зрителей со всего мира. по словам местных жителей, за почти 400-летнюю историю праздника ни один из детей в процессе прыжков не пострадал. 2007 год.
Add


Нравится? Поделись со своими друзьями!

Reyders